Президент отель якиманка чеченцы

Как устроена чеченская мафия

Рамзан Кадыров заявил, что в республике не действуют «воровские» законы — есть иные, поважнее. Это правда, но речь не об УК и УПК.

ЧГТРК «Грозный» провела трансляцию ежегодной пресс-конференции Рамзана Кадырова. «Не признаю „воровские“ законы. Когда-то я собрал „воров“ из Чечни и сказал, чтобы оставили свои „воровские“ дела в Чечне. У нас есть законы получше и поважнее», — заявил глава региона. Как выяснил «Росбалт», это действительно так — в Чечне для выяснения отношений действуют другие законы, и это не УК и УП.

Источник агентства, знакомый с ситуацией, рассказал, что в Чечне никогда не принимались «воровские законы», поэтому после «воспитательной» беседы Кадырова ничего не изменилось. «В случае возникновения какого-либо крупного конфликта между чеченцами, в том числе — с участием представителей криминального мира, всегда существовало только два способа выяснения, кто прав, а кто — нет. Первый — по нормам ислама. Второй — по традициям, по адатам. Никакого третьего варианта не существует, его просто не признают и не поймут. Ситуации, когда во время выяснения отношений ты предложишь решить все по адатам, а твой оппонент скажет, что он „вор в законе“ и поэтому решать ситуацию надлежит по „воровским“ понятиям, просто быть не может. Так было всегда. Но это касается исключительно „разборов“ между чеченцами, внутри Чечни», — высказал мнение источник, знакомый с ситуацией.

Что касается общероссийских масштабов, то Чечня уже не первый год пытается осуществить глобальный проект по превращению собственного мафиози в знаковую в «воровских» кругах фигуру.

По словам собеседника агентства, на данный момент действует следующий отлаженный механизм поддержания отношений Чечни с элитой мафии. В Москве проживает влиятельный чеченец Заур, штаб-квартира которого расположена в «Президент-отеле». Он состоит в близких отношениях с большинством влиятельных «воров в законе». Также он был вхож и к «законнику № 1» Захарию Калашову (Шакро молодой). В случае, когда влиятельные представители Чечни хотят донести свою позицию до какого-либо «законника», к вопросу подключается Заур. Эти же связи действуют и в обратном направлении. Заур — уважаемый в криминальных кругах человек, поэтому чаще всего сторонам удается договориться. Если же ситуация близка к тупиковой, то в Чечне есть и «тяжелая артиллерия» — самый влиятельный на данный момент чеченский «авторитет» Казбек Дукузов. Он — активный участник криминальных воин 1990-х годов, всегда был близок с «законниками». Его кандидатура даже рассматривалась на «коронацию», но Дукузов этого не захотел сам.

В свое время видные чеченцы провернули целую операцию, чтобы вытащить Дукузова из тюрьмы в ОАЭ, а затем переправить его на частном самолете в Чечню. Главная проблема была в том, что Дукузов находится в международном розыске за убийство американского журналиста Пола Хлебникова. По версии источника агентства, сейчас Казбек проживает в Чечне, откуда способен разрешить почти любую конфликтную ситуацию, связанную с мафиозным миром. В исключительных случаях он выбирается в Москву, но не злоупотребляет такими визитами, ведь розыск никто не отменял. Кстати, Дукузов, как и Кадыров, внесены США в санкционный список.

Несмотря на мощных представителей в криминальном мире, в Чечне хотели бы иметь своего «криминального генерала», который сможет даже претендовать на место «вора в законе № 1».

Изначально в качестве такого лидера рассматривали «законника» Азиза Батукаева. С большим трудом его удалось вытащить из колонии в Киргизии, а затем перевезти на частном самолете в Грозный. Предполагалось, что Батукаев станет крупной фигурой в «воровском» мире. К нему сразу присоединился другой чеченский «законник» — Хусейн Ахмадов (Хусейн Слепой). Однако их влияние в основном распространялось исключительно на чеченскую диаспору, да и то — в ограниченных масштабах. По мнению источника агентства, развитию этих двух «криминальных генералов» мешало их пристрастие к сильнодействующим веществам. Это показал и конфликт Азиза с «законником» Надиром Салифовым (Лоту Гули), в котором, по мнению источников «Росбалта», последний выглядел предпочтительнее.

Собеседники агентства полагают, что Салифов сбавил «обороты» в отношении Батукаева только тогда, когда его об этом попросил, позвонив из колонии, чеченский «вор в законе» Ахмед Домбаев. После всех этих историй в республике заметно охладели к персоне Азиза. А Хусейн Слепой и вовсе был задержан с наркотиками.

Сейчас в Чечне постоянно находятся «законники» Гилани Алиев (Гилани Седой), Азиз Батукаев (Азиз), Ислам Эдильгиреев (Ислам Большой), а также недавно присоединившийся к ним Ахмед Домбаев, который, отдыхая после долгой отсидки, находит время на активные переговоры с представителями мафии со всего мира Именно на него и делается основная ставка.

Домбаев — человек спортивный и религиозный, в употреблении различных изменяющих сознание препаратов никогда замечен не был. Почти с юности пребывал в различных колониях. В молодости был судим за разбой и грабеж, а последний раз оказался за решеткой по весьма громкому делу. Весной 2009 года крупная китайская компания везла в Москву партию обуви. В момент, когда четыре фуры остановили сотрудники ДПС, к грузовикам подъехали внедорожники с чеченскими номерами. В них находились десять мужчин, а также сотрудник ФСБ РФ Евгений Журавлев. Контрразведчик объявил, что товар изымается как контрабандный. Фуры отогнали на один из складов, разгрузили, а вскоре он оказался весь распродан. Первым задержали Журавлева, которого к тому моменту уволили из ФСБ. Затем под стражу взяли и Домбаева, оказавшегося организатором данного преступления. Он был приговорен к 10 годам колонии, во время отбывания срока его «короновали» в «воры в законе».

Источник

Перзидент-мотель

Как правительственная гостиница превратилась в постоялый двор

Если вы захотите пожать руку главе Чечни Рамзану Кадырову, побывать на дне рождения замглавы ФСБ или увидеть Аркадия Дворковича, то вам не надо записываться к ним на прием. Лайфхак: просто приезжайте пожить в Президент-отель. Рядом с вереницей стоящих во дворе режимной гостиницы машин с номерами ЕКХ (принадлежащих Федеральной службе охраны), АМР (правительственная серия), КРА (свита Кадырова Рамзана Ахматовича) проходят подвыпившие туристы, девушки с низкой социальной ответственностью уровня Ленинградского шоссе, пьяные рабочие из Азии.

Если кто-то подумает, что мы тут делим людей на касты, то опередим их гнев и фантазию: никто не говорит, что бедность — это полный отстой, мы сами такие, но все-таки режимность с объекта так и не снята.

Некоторые постоянные клиенты отеля жалуются, что никто теперь не может гарантировать безопасность высших должностных лиц.

«День рождения был одного крупного фээсбэшника, так тут бабы в халатах бродили. У китайцев ребенок потерялся, они шарили по всему отелю, говорят, что чуть ли не в номер к Кадырову заперлись», — рассказывает собеседник «Шторма».

Другой источник издания жалуется, что раньше в лобби-баре заключались крупные сделки, проводились неофициальные встречи высокого уровня, а «теперь к важным персонам может подвалить любой иранец или китаец (недавно селили туристов из этих стран. – Примеч. «Шторма») с просьбой сфоткаться или вопросом, как пройти в ресторан или туалет».

Кулуарно говорят, что такую шутку с высокопоставленными жителями и гостями отеля провернула начальник Главного управления жилищного и социально-бытового обеспечения Управления делами президента РФ Екатерина Якунина, дочка главы московской полиции, генерала Анатолия Якунина. Она и сменила старое руководство отеля, поставив бывших молодых полицейских главенствовать в «Президенте».

«Перестраивают все. Деньги получили, надо же освоить. Молодежь пришла, им под 30 лет, никакого уважения. Раньше я приезжал сюда кофе пить и деловые встречи проводил, а сейчас стыдно. Проходной двор», — рассказывает один из высокопоставленных московских чиновников.

Режимный объект де-юре не перестал таким быть, а вот по факту там уже селят туристов из Ирана, Китая и других дружественных нам государств, да и наш корреспондент заселился. Так что о безопасности высших должностных лиц, в том числе и информационной, посещающих некогда закрытый отель, не может быть и речи. Туристы называют гордо Президент-отель, а уже постоянные клиенты — ласково: Перзидент-мотель.

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Показалось, что таким образом меня корректно послали: оказывается, просто такой сервис

Иду от метро «Октябрьская» в сторону своего временного пристанища. Подхожу к высокому забору, за которым стоят люксовые иномарки с блатными номерами всех мастей. Понимаю, что пришел по адресу.

Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти через КПП. Паспорт и скан брони наготове, а также сумка для досмотра — мало ли: заведение все-таки с историей, первые лица приезжают. На проходной меня встречает охранник:

Охранник просит меня назвать фамилию, указанную при брони на букинге (обратите внимание, что на букинге паспортные данные не указываются), и дает «добро». Больше никаких вопросов, обысков и прочих предубеждений.

Дорога открыта, топаю мимо припаркованных майбахов до ресепшена. На входе никого — такое ощущение, будто обслуживающего персонала в принципе нет, равно как и охраны. Прохожу через пустую рамку, поднимаюсь наверх по лестнице. Стойка администрации находится в уголке по правую руку. Заметил ее не сразу, поэтому проскочил мимо и попал прямиком в большой и светлый холл. На удивление немноголюдно: две китаянки с брошюрами на родном языке, кавказцы за столиком пьют чай, мужчина славянской внешности в костюме и несколько женщин, которые радостно фотографируются на мыльницу.

Подхожу к стойке администрации, за ней стоит девушка. В тот момент я почувствовал странный взгляд. Наверное, хочет спросить, что я здесь забыл, но не может это сделать ввиду того, что сегодня я клиент. Достаю распечатку брони и протягиваю ей.

«С вас 15 300 за два дня», — говорит она.

Деньги отданы. Взамен — карточка от номера и жест рукой в сторону лифта. Показалось, что таким образом меня корректно послали: оказывается, просто такой сервис.

Открываю дверь номера — ужасно интересно, что получу за эти деньги, однако увиденное меня разочаровало. Несмотря на простор и вид из окна прямо на памятник Петру Первому, в номере старые советские шифоньеры, ковры со странными разводами, такие есть как в общих коридорах, так и в номерах, разбитые розетки 20-летней давности, а также сломанные замки в уборных. Санузлов в номере два, и в обоих закрыться не получится. Хоть телевизоры не ламповые — и на том спасибо. Надеюсь, дипломатам дают номера получше.

Укрепление подъехало

Вечер следующего дня. Около 22:00. Добираюсь в отель от метро «Театральная». Дабы соответствовать классу заведения, в которое направляюсь, решаю заказать презентабельную иномарку через «Яндекс.Такси». За рулем BMW кавказец. Подъезжаем к КПП. Дорогу машине преграждает шлагбаум, за которым стоит охранник в фуражке. Он внимательно сверяет номера авто со своим списком, но мы-то знаем, что этих номеров там точно быть не может. В итоге решается подойти к машине.

«Укрепление подъехало?» – спрашивает охранник, видимо, приняв дагестанского водителя за чеченца.

«Нет, гостя везу», – говорит водитель, показывая большим пальцем на заднее сиденье автомобиля.

А я тем временем просовываю голову между передними сиденьями и прошу пропустить, держа в руках белую карточку. Как потом оказалось, показал я охраннику пропуск с работы, просто он тоже белый, перепутал в темноте. Без лишних вопросов нас пропускают на территорию. И ведь даже в салон не посмотрели. Как и днем, у парадной никого нет.

«Обойдусь и без швейцаров, главное — не увлекаться. Номер-то всего на пару дней», — подумал я и кое-как открыл массивную дверь.

Время близилось к половине одиннадцатого, чувствовалась слабость, совсем забыл про ужин. На сайте отеля указано целых три заведения. Бар «Аврора» на ремонте, «Якиманка» закрылась, остается лишь Barin, расположенный на 14-м этаже. Однако на самом верху гостиницы меня ждало разочарование. Оказалось, что в этот момент там принимали Рамзана Кадырова, и отведать местные угощения можно только в номере. Зато отметил важную деталь: в «Президенте» есть классная антиалкогольная система, мини-бары во всех номерах находятся под замком, а пиво в номер приносят без открывашки.

Частые гости

Посетить тот самый ресторан Barin удалось только вечером следующего дня. Дело в том, что отель предоставляет широкий спектр услуг: сдает помещения под свадьбы, корпоративы, выпускные для школьников и многое другое, поэтому порой попасть в местные заведения бывает довольно проблематично.

Чтобы скрасить одиночество, пригласил девушку. На проходной меня уже знали, потому карточку не спросили — подруга просто прошла следом. Как оказалось, провести в хоромы можно кого угодно: хоть гарем девочек, хоть радикальных исламистов. С охраной нет никаких проблем — ее просто нет. Либо она занята чем-то другим.

Сидим с подругой в большом светлом зале. Несмотря на то что интерьер отдает бутафорщиной, находиться здесь довольно уютно, если бы не шумная компания азиатов за соседним столиком. Как мне потом рассказал администратор заведения, они довольно частые гости в «Президенте».

«Ой, вы знаете, я обратил внимание, пьют много и спаивают в основном самого главного, чтобы задобрить. А вот рыгать и хрюкать для них — нормально: что поделать — менталитет», — жалуется сотрудник отеля.

Оставшуюся часть вечера было решено провести на Болотной. Клубное сердце Москвы расположено прямо напротив Президент-отеля, достаточно удобное местоположение. Честно говоря, та ночь осталась в моей памяти отрывками. Помню: врываемся с друзьями в холл, пытаюсь попасть по кнопкам лифта, снова шум, идем по коридору, падаю в кровать. Утром просыпаюсь под перезвон колоколов, в номере никого, ночные гости ретировались задолго до моего пробуждения.

Это была последняя ночь во фгуповском отеле. За два дня, что довелось здесь прожить, я так и не смог понять, в чем заключается престижность этого места, где находится вся охрана и почему на табличке при входе в отель висит «пять звезд».

Ветер перемен

Оказалось, что все последние перемены в работе Президент-отеля его работники связывают с новым ответственным лицом в Управлении делами президента России.

В этой структуре имеется специальное подразделение под названием Главное управление жилищного и социально-бытового обеспечения, которое отвечает за полный жизненный цикл современного российского чиновника: обеспечивает его служебным жильем, организует для него санаторно-курортное лечение, бронирует места в поездах, самолетах и гостиницах и даже организовывает ритуальные услуги.

Эти функции ГУЖиСБО может выполнять легко и без ненужной волокиты – все необходимые ресурсы уже есть, им в распоряжение передали: 13 оздоровительных комплексов, включая «Снегири», «Дагомыс» и «Бор», два дома отдыха – «Туапсе» и «Валдай», а также два гостиничных комплекса – «Золотое кольцо» и тот самый Президент-отель.

30 апреля 2016 года должность начальника ГУЖиСБО получила Якунина Екатерина Анатольевна.

Свободный доступ в отель, возможность пролить чай в коридоре на государственного чиновника и отсутствие должной охраны в Президент-отеле — все это началось с приходом на должность Екатерины Анатольевны.

В декларации о доходах госпожи Якуниной нет ничего шокирующего сверх того, что мы привыкли видеть у современного российского чиновника: квартира «нешуваловского» метража – 142 квадратных метра (кажется смешным, но госслужащие такие берут), дача – 307 «квадратов», два машиноместа. У супруга тоже недвижимость приемлемая – не из тех малометражек, что Валентина Ивановна Матвиенко рекомендует для студентов: две квартиры по 120,9 квадратных метра.

В базе данных «СПАРК-Интерфакс» журналистам «Шторма» удалось обнаружить двух женщин с такими же установочными данными, что и у главы ГУЖиСБО.

Первая Екатерина Анатольевна была совладелицей компании из города Бийска Алтайского края — фирмы, занимавшейся розничной торговлей и уже два года не подающей признаков жизни.

Вторая Якунина гораздо больше похожа на чиновницу из Управделами президента. Она входит в состав ревизионной комиссии «Гостиничного комплекса «Россия» в Уфе. За громким названием, очень похожим на официально-государственное, скрывается вполне конкретный частный бизнес, а именно — сеть отелей «Азимут». Эти гостиницы с красно-белым логотипом в виде глобуса можно встретить по всей России – от Москвы до Сочи.

Принадлежит сеть отелей «Азимут» миллиардеру Александру Клячину (66-е место в России и 1567-е место в мире по версии Forbes).

Этот некогда скромный выпускник географического факультета МГУ в девяностые и нулевые сделал капитал на прогрессивном рынке слияний и поглощений (некоторые используют вместо этого другое определение – «рейдерский захват», но мы так поступать не будем).

Самая известная попытка поглощения от Александра Клячина – это операция по массовой скупке в середине нулевых акций крупного столичного застройщика — компании «Моспромстрой» (среди ее объектов — Дом правительства РФ, храм Христа Спасителя, Мемориал Победы на Поклонной горе, Кремлевский дворец съездов, спорткомплекс «Олимпийский»). Специфика операции заключалась в том, что «Моспромстрой» был закрытым акционерным обществом, и для того чтобы узнать имена владельцев компании, требовалось приложить определенные усилия.

Но нерешаемой задача не была. Никому не известная компания «Межотраслевое консультационно-правовое бюро» сумела получить доступ к реестру акционеров «Моспромстрой». Чтобы выяснить, как подобное произошло, прокуратура даже возбудила уголовное дело по статье «Незаконное предпринимательство».

После этой утечки акции «Моспромстроя» начали активно скупать участники рынка, включая компанию «Нерль», связанную с Александром Клячиным. Однако полноценного захвата строительного гиганта все-таки не случилось, так как присутствие уголовного дела заставляло всех быть предельно осторожными.

Почему мы вспомнили эту историю?

Дело в том, что Екатерина Якунина, до того как официально перейти под крыло гостиничной империи «Азимут», работала именно в многострадальном «Моспромстрое» (правда, какую именно должность она там занимала, – неизвестно).

Еще один примечательный факт о личности начальника Главного управления жилищного и социально-бытового обеспечения: она является полной тезкой дочери экс-главы столичной полиции Анатолия Якунина (по информации сотрудников отеля, с которыми удалось пообщаться журналистам «Шторма», это не просто совпадение имен; как не случайно и то, что множество бывших столичных полицейских сумели удачно трудоустроиться в Президент-отеле).

В номере корреспондента «Шторма», помимо меню и правил распорядка в гостинице, почетное место занимала брошюра, рекомендующая спа-салон в ЖК «Коперник». Спа-салон Линды Гусевой – близкой подруги Тины Канделаки. Просто еще один маленький штрих.

Издание «Daily Storm» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379 Учредитель: ООО «ОрденФеликса», Главный редактор: Сивкова А.С.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

*упомянутые в текстах организации, признанные на территории Российской Федерации террористическими и/или в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности. В том числе:

Признаны террористическими организациями : «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама»), «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

Деятельность запрещена по решению суда : Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия», Межрегиональная общественная организация «Движение против нелегальной иммиграции», Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Межрегиональное общественное объединение – организация «Народная Социальная Инициатива» (другие названия: «Народная Социалистическая Инициатива», «Национальная Социальная Инициатива», «Национальная Социалистическая Инициатива»), Межрегиональное общественное объединение «Этнополитическое объединение «Русские», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа», Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации:,Межрегиональное общественное движение «Артподготовка»

Источник

Оцените статью