Мама с сыном делят кровать в отелей

Мама с сыном делят кровать в отелей

Поехали с матерью в отпуск. Номер, гостиницу и вообще все наше проживание выбирала она одна. И какого же было мое удивление, когда я увидела, что жить мы будем в одной комнате, а кровати стоят невероятно близко друг к другу. Ну всё, подумала я, хана мне.

Более того, кровати в итоге сдивнулись в одну, потому что мама моя, привыкшая спать на огромном раскладном диване, каждый раз ночью падала.

А мне так-то 18 лет, гормоны бурлят, а уединиться вообще не представляется возможности.

В итоге я пыталась отправить ее плавать в море одну, и на время, пока я останусь одна, как следует себя удовлетворить. Одна проблема — мама отказалась. Сказала, что одной скучно и каждый мои фразы по типу «ну ты не должна из-за меня отказываться от отдыха» не действовали.

В итоге я ушла в туалет (он не запирается даже!), благо, хоть не слышно ни то, что творится в комнате, ни то, что творится в туалете. Так вот, улегшись на пол(он дико маленький, но совмещенный с душем), я включила отличную п@рнушку и стала удовлетворять себя. Это было непередаваемо. Мне хватило всего каких-то десяти минут, чтобы достичь орг@зма, боясь, что мама зайдет в любое мгновение. Я не могла издавать ни звука, лежала неудобно и вжималась в узкие стенки ванны, но смогла это сделать. После этого наступило невероятное облегчение, головная боль, что преследовала меня уже неделю, прошла. И ссоры прекратились, а я стала ходить с невероятно счастливым выражением лица.

Девушка с очень сильно играющим гормонами, 18 лет.

Теперь самоудволетворение в комфортабельный ванной кажется мне манной небесной, честное слово.

Девушка, 26. Работаю учительницей начальных классов в школе. Жутко запала на парня из нашей бухгалтерии. Я ему и глазки строю и прижмусь ненароком и все как об стену горох. Вроде уже с полгода как он расстался с девушкой (да, я слежу за его страничкой), но никак не реагирует. Думаю может его подловить как-то, затащить в учительский туалет и накинуться на него там. Видимо все же ничто так не заводит женщину как полный игнор.

Не люблю когда парень просит мин@т. Просто задав вопрос «сделаешь?». Хоть он и мило все это говорит. Но мне после его вопроса либо делать не хочется, либо дело очень скучно происходит) Я обожаю, когда он сам берет меня за волосы и отпускает вниз. Со всей силы. Потом он называет меня «грязной сучкой» и делает все, что угодно со мной, пока я его ублажаю. Из-за этого даже хочется, чтобы он дольше не кончал. От этого и мин@т, и орг@зм совершенно другой. Могу сама уже от этого кончить.

Уже 1,5 года нет отношений. После расставания с парнем занималась ceксом пол года без чувств с хреновой кучей парней (около 8ми), чтобы заглушить боль. В итоге, бывшего разлюбила и теперь вот год ищу любовь и не трахаюсь, потому что поняла, что ceкс без чувств полная хрень. И вот казалось бы встретила «того самого», в мыслях уже построила замки и посадила дерево, а он похоже не отвечает взаимностью:(

В итоге сквозь зубы дала, всё было прекрасно, но он всё также холоден как и раньше. Даже не знаю что и делать, нравится он мне. Хочу быть с ним вместе, а он как будто вообще не понимает, что происходит. Наверное, для него я очередная, а мне то что делать(

Учусь на техническом факультете. Естественно в моей группе гораздо больше парней и нам девушкам уделяется особое внимание. У меня был ceкс уже с шестью одногруппниками при различных обстоятельствах, с двумя из них продолжаю делать это постоянно. Я этого совершенно не стесняюсь, наоборот, я чувствую, что живу полной жизнью. Это помогает мне продуктивнее учиться. Вы можете осудить меня, но это всего лишь значит, что вы живете в прошлом. Сейчас уже другое время, когда есть все средства, чтобы защититься от болезней и нежелательной беременности.

Источник

Мы с сыном переночевали в мотеле. Не могу поверить, что это оказалось в нашей комнате…

– Не пойдет. – С этими словами мой сын выходит из соседней комнаты. – Мне здесь не нравится.

Я со вздохом хлопаю по дивану, приглашая его сесть рядом. И так ясно, что ночь будет долгой. Он почти три часа то заходил в спальню, то выходил из нее, так и не решаясь лечь. Конечно, я не могу его винить. Развод – это всегда сложно, и сын просто нашел способ показать, что ему плохо.

– Мы задержимся всего на пару дней. – Я ласково треплю его по волосам. – А потом поедем к бабушке.

Он кивает с несчастным выражением на лице:

– Папа тоже приедет к бабушке?

Сжимаю ладошку сына, утешая нас обоих.

Мысли о том, что произошло, не оставляют его, я вижу это. И не могу избавиться от чувства вины. Ну откуда мне было знать, что бывший муж появится на пороге нашего номера в мотеле? Именно в этом чертовом мотеле! Зачем я вообще его впустила. То, что должно было стать последним прощанием переросло в очередной скандал… и ссора все длилась, длилась, пока он не решил, что с него достаточно, и не вылетел из номера.

– Вот, что я тебе скажу, – начинаю я, стараясь скрыть внутреннее смятение, – что если ты сейчас пойдешь в постель, а я почитаю тебе сказку на ночь? Любую, какую хочешь.

Сдвигаюсь на краешек дивана, уже готовая выполнить свою часть сделки, но лицо сына остается непроницаемым.

– Не хочу спать в той комнате. Мне там не нравится, – бормочет он под нос.

– Но почему? Что с ней не так?

Несколько секунд он молчит, бесцельно блуждая взглядом по экрану маленького телевизора в углу.

– Мне кажется… Кажется там кто-то есть.

Озадаченно смотрю на сына, ощущая, как по коже ползут мурашки. Откуда кому-то взяться в спальне? Из номера всего один выход, да и находится он на втором этаже.

– Что… ты о чем? – Изо всех сил стараюсь не допустить дрожь в голос. – Почему ты так решил?

Он избегает моего взгляда и не поднимает глаз. Маленькие ручки не находят себе места, сплетая пальцы в замысловатые фигуры…

Мой желудок сжимается. Нет, я знаю, что в комнате никого нет, очевидно. Но… но что если кто-то все-таки есть? Что если мой бывший муж каким-то образом проник к нам и спрятался в спальне, поджидая, пока мы заснем? Поджидая момент, когда сможет забрать сына…

Трясу головой, избавляясь от нелепой мысли.

– Может сходим и посмотрим? – Встаю и протягиваю сыну руку. – Вместе?

Он колеблется, глаза мечутся от телевизора к щели в приоткрытой двери в спальню… но потом вкладывает свою руку в мою.

В комнате пусто. Абсолютно. Оставив сына в дверях, я проверяю под кроватью, в шкафу, даже за занавесками, но ничего подозрительного не нахожу.

– Просто включен свет, и это не сработает, и ты здесь, мам…

– Ага. Хочешь спать в моей кровати? Или может на диване? – Я опускаюсь на колени рядом с сыном.

– На диване! Можно оставить телевизор?

Ну как я могу отказать. Двадцать минут под бубнеж какого-то малоизвестного реалити-шоу и мой сын уснул. Я осталась рядом, поглаживая его по спине и то и дело поглядывая в сторону спальни.

Ему будет намного удобнее в постели… но я не могу заставить себя отнести его в спальню. Конечно, реальной опасности нет, знаю, но что-то не дает мне покоя… Что если он знает что-то, чего не знаю я?

Хорошенько укутав сына, я оставляю его на диване и забираюсь в постель.

Завтра будет лучше. Мы ходили по магазинам, смотрели фильмы, делали все, что приходило на ум, лишь бы отвлечься от событий последних месяцев. Наконец-то все кончено. Еще чуть-чуть и мы будем у моей мамы в соседнем городе. Будем в безопасности. Будем…

…легкий толчок в спину. Кровь застывает в жилах. Невидящим взглядом смотрю в потолок, содрогаясь от страха, пронизывающего тело, словно электричество. Спокойно. Спокойно, это мне только кажется. Это просто плод моего воображения…

…снова толчок. На этот раз сильнее.

С колотящимся сердцем вскакиваю с кровати. Волосы по всему телу стоят дыбом… Что это было?! Включаю свет. Осматриваю матрас, борясь с приступом тошноты…

Все в порядке. Матрас выглядит совершенно обычным. Чистым. Ровным, без единого бугорка. В панике осматриваю одежду, постепенно приходя к мысли, что могла неудачно уколоться пропущенной биркой, но ничего не нахожу.

Прошло минут десять и я понемногу успокаиваюсь. Сколько я уже сплю урывками? Две, три недели? Сложно здраво мыслить под таким давлением. Галлюцинации вызванные стрессом – вроде бы не редкое явление. Еще и этот мотель… Конечно, этого следовало ожидать.

Выключаю свет. Ложусь, устраиваясь поудобнее, вот так-то лучше…

…от мягкого толчка в поясницу я буквально подпрыгиваю. Но стискиваю зубы и остаюсь на месте. На висках сверкает мелкая россыпь капель пота. Это все плод моего воображения. Это плод…

…и тут матрас начинает двигаться.

Он вздыбливается под странными углами, тут и там впиваясь мне в спину, в такт движениям того, что гнездится внутри, ворочается внутри, переваливается внутри… Вся мокрая от пота, я откидываю одеяло и валюсь на пол. Ошеломляющий запах крови заполняет комнату, пропитывает ее насквозь…

А потом хватаю телефон и набираю номер администратора. Что говорить? Как это объяснить? “Извините, у меня в матрасе что-то шевелится?” Какая чушь, господи…

– Ресепшн, – раздается дружелюбный голос из трубки. – Чем я могу вам помочь?

– Да, здравствуйте… кажется в номере проблема… с постельным бельем. Вы можете кого-нибудь прислать? Пожалуйста.

Прячу лицо в ладонях. Я что, схожу с ума? Не могу оставить сына и пойти вниз. Но и эту чертову кровать я тоже не лягу! О боже, надо было остановиться в том трехзвездочном отеле чуть дальше. Так и знала.

Смотрю на матрас, вытирая липкую кожу рубашкой. Воображение это или нет, но я ни за что на свете не вернусь в постель.

Устраиваюсь на диване рядом с сыном. И засыпаю… если это можно назвать сном. Почти всю ночь я только и делаю, что ворочаюсь, не в силах перестать поглядывать на кровать. Быстрее бы рассвет. Мы тут же соберемся и уедем…

Я просыпаюсь от шума. Несколько полицейских бродят по комнате.

– Что за черт? – Я сажусь, сын все еще крепко спит у меня на руках.

– Да, администратор говорит, что вчера на стойку регистрации поступил анонимный звонок, – говорит один полицейский другому. – Они послали сюда горничную, но ей никто не открыл. А когда она все же вошла, учуяла запах разложения. И нашла это.

Он хлопает по матрасу ладонью, а затем переворачивает его на бок.

Боже. Большая слеза катится по моей щеке.

– В другой комнате то же самое. – Еще один офицер выходит из спальни моего сына, таща за собой его матрас. – Дно разорвано в клочья.

– Выясните, кто последний снимал этот номер. – Другой офицер говорит в трубку. – проверьте камеры наблюдения. Мне понадобятся копии записей.

Ошеломленно смотрю на них, не отрываясь. Никак не пойму, что полиция делает в нашем номере? Зачем им нужно знать последних постояльцев? Здесь никого не было кроме нас с сыном и моего бывшего мужа. Мы что-то сделали не так?

Они потрошат матрасы прямо перед нами. Сдирают обивку, ворошат наполнитель, пока по комнате не начинают летать облака белой пыли… И все время говорят. Не замолкая! “Удушение”, “убийство”… я ничего не понимаю… Могу смотреть только на то, что открывается внутри развороченных матрасов.

Перевела Юлия Березина специально для Midnight Penguin.

Использование материала в любых целях допускается только с выраженного согласия команды Midnight Penguin. Ссылка на источник и кредитсы обязательны.

Комментировать

Отмена

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Источник

Оцените статью